January 16th, 2014

Русская Православная Церквь в ХХ веке

Друзья, приношу свои извинения за крайне медленное наполнение этого журнала,вместе с тем благодарю Вас за отзывы и внимание к этим документальным свидетельствам из недавнего церковного прошлого. Ваши отклики являются для меня серьезным стимулом для продолжения подобных публикаций...

Сегодня, я предложу Вашему вниманию, доклад архиепископа Михаила (Мудьюгина), возглавлявшего в те годы Вологодскую и Великоустюжскую епархию РПЦ МП.
В докладе затронуты важные вопросы воспитания будущих поколений клириков, а также дается нелицеприятная оценка поведения и нравственного состояния потенциальных кандидатов на священство, в частности представителей «иподиаконского цеха» – кузницы кадров будущего епископата.


(Данный доклад был опубликован в официальном сборнике «Поместный Собор РПЦ 6-9 июня 1988г.
– м а т е р и а л ы», издание РПЦ МП 1990 года, страница 424-425).


Архиепископ Вологодский и Великоустюжский МИХАИЛ

Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства, дорогие и досточтимые члены нашего Поместного Собора!
      Мы сегодня услышали очень содержательный, волнующий доклад Высокопреосвященного Владыки Александра, ректора Московских духовных школ и председателя Учебного комитета, о постановке дела духовного образования в нашей святой Церкви.
Совершенно верно, что перед нами очень много проблем, касающихся и пополнения наших кадров, и развития нашего богословия в духовных школах. Я не буду все это повторять, потому что вы все это слышали. Но я хочу обратить внимание на одну проблему, которая мне кажется проблемой проблем.
      Это проблема воспитания в наших будущих священнослужителях того особого состояния, которое должно быть присуще каждому христианину во время богослужения, а именно: благоговения, которого у подавляющего большинства наших священнослужителей, к нашему стыду, или вообще нет, или оно находится в зачаточном состоянии. Я должен сказать, что это очень печально!
      Когда я был еще мирянином, я вошел в один храм, где совершалось торжественное богослужение, зашел не один, а со своим непосредственным начальником из конструкторского бюро, в котором я работал. Он стоял рядом со мной — он был полуцерковный человек — и обратился ко мне с вопросом: «Михаил Николаевич, а ведь священники, которые сейчас служат (шла лития, и стоял справа и слева длинный ряд священников лицом друг к другу), наверное, все неверующие». Я говорю: «Что ты, как это может быть?» А он мне отвечает: «Но они же все время вертят головой по сторонам, что-то рассматривают, на их лицах изображена скука».
Разве это не верно? Разве не бывает, к нашему стыду, везде и всюду, что во время полиелея, во время литии, в другое время, даже в алтаре, как правильно отмечал в своем выступлении Владыка Хризостом, священнослужители ведут себя неподобающим образом?
      Молитва — это есть, как мы с вами знаем из элементарного катехизиса, устремление ума и сердца к Богу, но скажите, пожалуйста, воспитываем ли мы молитвенников в наших иподиаконах, которые проходят, по существу, практическую школу церковного служения? А как они себя ведут и какие воспитательные меры мы принимаем для того, чтобы они молились, для того, чтобы они не превращали богослужения в ремесло? Ведь на самом деле это происходит именно так.
Причем происходит безобразие: когда они на глазах у народа, то идут как Ангелы Божии: выступают медленно, каждое движение, поворот рассчитаны и разработаны до мелочей, но как только входят в северную или южную двери алтаря, так один кричит другому: «Эй, Петька, почему ты не вовремя поклонился и свечу держал не наравне с моей?» Это иподиакон вошел в алтарь, в место особого присутствия Божия, и здесь позволяет себе такие вещи, которые он, конечно, не позволит себе на глазах у людей. Конечно, есть вещи, которые он не позволит себе на глазах у людей. Конечно, есть среди наших иподиаконов много благоговейных молодых людей, подающих надежды. Но я уверен, что когда иподиаконы, привыкшие к ремесленническому, внешнему исполнению своих обязанностей, становятся священнослужителями, невольно продолжают вести себя так же.
      Нам очень трудно требовать благоговейного отношения к службе у священнослужителей, потому что происходит взаимное разложение: иподиаконы смотрят, как ведут себя заслуженные священники, как они болтают друг с другом во время Великого славословия и Отче наш, а священнослужители, смотря на веселое настроение иподиаконов, заражаются им и, естественно, ведут себя очень весело, более весело, чем это допустимо в святом храме.
      Дорогие Высокопреосвященные, Преосвященные, досточтимые члены Собора, я считаю, что это одна из величайших проблем, что мы должны воспитывать в наших будущих священнослужителях — будь то студенты академии, будь то воспитанники семинарии, будь то иподиаконы, будь то пономари или алтарники в любой церкви, где бы то ни было — мы должны воспитывать в них прежде всего благоговейных молитвенников, мы должны воспитывать христианина, который стоит на Святом месте и, который должен ощущать, что он стоит перед лицом Божиим.

      И чтобы он всегда слышал в своих ушах слова, сказанные когда-то Моисею: Сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, святое место (Исх. 3, 5).